Знак Рас: наследие Синиструма

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Порт

Сообщений 21 страница 40 из 59

21

- Разве у него может быть хозяин? - Откликнулась Лея, тоже тихо, наблюдая за танцем огоньков.
Горение пламени всегда было чем-то завораживающим, из той же серии, что и текущая вода и работающие люди. Ну это так, текущей воды было целое море, которое, к счастью, девушка не видела, а работающие люди... Ну на палубе, на палубе они. Здесь же есть огонь.
Огнёвка пригрелась, успокоилась, но спать... Хотя уже и спать можно было бы.
- Надо, да? - С некоторым сомнением выдала девушка. Через секунду, правда, уже ощутила, что не спала она лет так дцать, поэтому высказанное Энди предложение действительно хорошее. Эмоциональные встряски всегда отнимают много сил, будь то положительные или отрицательные.
То, что она всё это время сидела в обнимку с юношей, заметали она только когда археолог отстранился. Открытие было совершенно внезапным, огнёвка пару раз удивлённо хлопнула глазами, чуть покраснела, но шуметь не стала.
- Он замечательный, - Огоньку тоже надо было спать - девушка протянула ладонь к железному домику духа, предлагая ему туда возвратиться. Дух потрещал, ещё раз облетая молодых людей, но всё же вернулся с мурчанием обратно, собираясь сладко заснуть до следующей прогулки. - Лучше, конечно лучше. Спокойной ночи!
Лея встала, провожая Энди. Дверь захлопнулась, девушка вздохнула, закрываясь и возвращаясь к столу, на котором стоял домик, в котором спало такое родное и понятное существо - огонёк.
Спать уже действительно хотелось, Лея зевала и заплетала огненные волосы в косу (иначе по утру был шанс их вообще не распутать). В отличии от жизнерадостного археолога, который явился на корабль прихватив с собой лишь напарницу, Снорри был более обстоятельной и приземлённой личностью (нет, ничего не подумайте, не шутка про гномов), поэтому на койке она нашла и тонкую ночную рубаху, предусмотрительно прихваченную гномом для девушки. Её одежда сейчас действительно как-то не располагала для сна, а в отличии от платья, где всегда есть нижняя рубаха, таковой в нынешнем костюме не наблюдалось.
Девушка заснула быстро, проваливаясь в тёмный глубокий сон. В наступившей тишине легко различался плеск волн за бортом корабля, ощущалась качка. Вода тихо просочилась в сон огнёвки, настигая её там, где не было Энди, не было и забавного огненного духа. Сначала маленьким ручейком, потом, а затем уже и морем, обступившим несчастную огнёвку.
Лея проснулась от ужаса. Девушку колотило, всё снова плыло, снова казалось, что её кровать - единственный участок суши, оставшийся здесь, вокруг же бушевало море... Огнёвка всхлипнула, слёзы побежали по щекам. Притянув ноги к коленям, девушка сжалась, с ужасом поглядывая на происходящее, взгляд скользнул по двери...
- Если тебе ночью страшно станет – ты стучись, хорошо? - Промелькнуло где-то в памяти.
Лея ещё раз всхлипнула, пытаясь перебраться по кровати до двери, но боясь ступить на пол. Паника подступала неумолимо, не давая девчушке соображать. Дёрнула за ручку двери, думая с кровати скользнуть в коридор, ведь преодолеть надо было всего ничего, всего выйти из своей каюты и сделать шаг до двери Энди, дверь не поддалась, запертая ей самой же накануне. В панике, огнёвка дёрнула ещё раз, слёзы потекли ручьями по лицу, падая на тонкую ткань рубахи, на кровать. Дверь не сдавалась. Минут пять ушло на войну, пока она смогла сообразить, что всего навсего стоит повернуть ключ в замке...
Дальше был тёмный коридор, туда Лея выползла, проявив чудеса гибкости и не наступив на пол в своей каюте. Видел бы Энди, как это было бы проделано - гордился бы. Но он не видел. Его дверь была закрыта, узкий проход был тёмным, а из приоткрытой двери каюты вытекала вода...
- Энди... - Девушка замолотила руками по двери, захлёбываясь слезами, спиной ощущая, как злобная стихия готовится её поглотить.
Ответом была лишь тишина. Забыл археолог предупредить, что спит он довольно таки крепко. Лея упёрлась головой в дверной проём, дрожа всем телом и плача, раскрытой ладонью медленно стуча.
Вода наступала.

0

22

Когда девушка спровадила археолога из каюты и выпихала в его собственную, Энди, собственно, особым размышлениям о прошедшем дне предаваться не стал, а вместо этого, не долго думая, сбросил куда-то на столик куртку, стянул сапоги, перчатки, расстегнул и отбросил куда-то на висящую на стене картину рубашку и, чуть не забыв снять еще и гогглы, завалился на свою койку, практически мгновенно проваливаясь в сон. Спал он, как и всегда, спокойно и безмятежно...
Ан нет, ничего подобного! Совершенно внезапно, сон оказался совсем не таким сладким, как можно было бы ожидать от юного и не замутненного особыми моральными терзаниями сознания господина Ветрогона. Возможно, сыграли свою роль страхи ведьмочки, возможно – тот факт, что спать пришлось на борту покачивающегося на волнах корабля, а возможно и еще что, но, в любом случае, провалившись сон он вдруг обнаружил себя стоящим посреди каких-то непонятных переплетений кристаллических зарослей, производящих одновременно впечатление мертвости и живости, словно он оказался посреди зимнего леса, и увидел посреди царства запустения и холода несколько елей, все таких же темно-зеленых и невозмутимых. Ассоциация отдавала какой-то ноткой безумия, однако сон есть сон, и потому Энди это удивило не слишком. Более того: он, кажется, даже относительно понимал, что спит, однако уверен в этом не был. В такой момент ему бы ущипнуть себя, однако смысла в этом особого не было – археолог даже вздохнул, памятуя, что излишняя эмоциональность ничуть не мешает ему испытывать весь спектр реальных ощущений и во снах. Или он все же не спал, и это место было... вот тут его фантазия даже на мгновение забуксовала, неспособная дать разъяснение – как же наш герой сумел попасть сюда, в промороженные заросли ледяных кристаллов, из теплой и даже относительно уютной постельки?
Пожав плечами, на которых внезапно оказалась та самая куртка, которую он перед сном снимал, Энди, решив не слишком мудрствовать, зашагал в направлении, которое почти никогда его не подводило – строго вперед, несмотря на все преграды и препоны, словно специально подстраиваемые ему как-то непонятно перетекающей и меняющей форму местностью. Под тяжелыми подошвами ботинок весело хрустели кристаллы, - на мгновение задумавшись, юный мистер Ти-Нофаль даже сообразил, что все это образование напоминает ему ничто иное, как диковинное морское гриб-растение коралл, разросшийся в целый риф, - окружение не менее весело поблескивало разными оттенками синего, голубого и даже почти белого – в общем, жить было можно, если не слишком долго и если не вспоминать, что воды и еды вокруг не наблюдалось.
Долго идти ему, впрочем, и не пришлось – совершенно неожиданно, словно выплыв из туманной завесы, впереди показалось... а дьявол морской его знает, что показалось. Во всяком случае, это что-то выгодно отличалось от окружающего пейзажа тем, что было массивным, каменным и пирамидальной формы, с углами, явно говорящими о том, что появилось оно тут не просто так, а кто-то его построил.
Подойдя к этой штуковине, Энди обнаружил, что она вся покрыта какими-то странными, выплавленными в камне и соединенными между собой линиями и черточками, некоторые из которых еще и венчались кружочками. Решив, что гениальная голова – хорошо, а гениальная голова с отличным инструментом – еще лучше, археолог, не долго думая, поднял руку с инструментроном, пропуская через него искру энергии и запаливая графический, так сказать, интерфейс.
Обойдя трижды вокруг пирамиды, он чуть усомнился в этом суждении. Как бы он не исследовал эту штуку – ничего так понятно и не становилось. Да, где-то внутри нее определенно что-то было. Да, она определенно фонила какой-то энергией. Нет, он так и не нашел ни одного силового порта, от которого можно было бы дождаться хоть сколько-нибудь ясного отклика. Еще и инструмент почему-то начал вести себя как-то странно...
Вздохнув, Энди пришел к выводу, что нужно продолжить путь. Впрочем, отвернувшись от пирамиды он почувствовал, как земля вдруг ушла у него из-под ног, и с размаху грохнулся на землю, что с ним отродясь не случалось. Попробовав упереться в землю левой рукой, он вдруг обнаружил еще один пренеприятный момент – инструментрон почему-то выключаться не пожелал, и, более того, почему-то вдруг обрел плотность, мешая ему сгибать руку в локте.
В следующее мгновение графический интерфейс, вдруг обретший кристальную твердость, с неяркой вспышкой вошел в его руку.
Сначала боли не было – археолог просто с какой-то детской обидой смотрел на то, как по его коже побежали напоминающие изморозь разводы, подобные тем, что покрывали кораллы-кристаллы вокруг. Да, боль пришла чуть позже – когда сквозь его кожу вдруг начали прорастать блестящие бело-голубые шипы, так похожие на те отростки, что покрывали «деревья» вокруг...
Неудивительно, что мечущемуся по кровати Энди не составило особого труда проснуться, когда в дверь его каюты начали буквально молотить, пусть и чем-то совсем легким. Он буквально взвился со своей койки, тяжело дыша и глядя куда-то в пространство перед собой: с трудом переведя дух он понял, что все происходившее с ним было все же сном, а не реальностью. Зеркала в каюте не было, иначе археолог увидел бы, что вид у него крайне встрепанный и взъерошенный.
Небрежно накинув на плечи рубашку, Энди кое-как, почти на ощупь добрался до выхода из каюты, не задумываясь, потянул на себя дверь, убрав задвижку... и тут же получил в грудь кулачком Леи, внезапно за этой самой дверью обнаружившейся.
- Доброе утро? – совершенно невпопад спросил он, еще не до конца отойдя от излишне реалистичного сна и пытаясь сообразить, который же все-таки сейчас час. Слез на лице ведьмочки он, как можно догадаться, по причине общей темноты увидеть еще не успел.

0

23

Чем дольше Лея ждала, тем тяжелее становилось трезво думать. Страх полностью завладел девушкой, заставив забыть обо всём и обо всех. Сейчас она даже не осознавала, что продолжает бить кулачками в дверь каюты Энди, что по щекам текут слёзы, что она вновь щегляет в нижнем белье в общественном, в общем-то месте. Всё это не просто отошло на второй план, оно забылось, отбросилось в сторону, словно бы и не существовало вовсе. Единственное, что ведьмочка наблюдала - вода.
Вода была везде, вода была повсюду. С мерзким шипением она наступала на девушку, не давая той даже малейшего шанса спастись. Где-то там, в покинутой каюте, наверное, уже погиб забавный огонёк, который она не успела забрать с собой.
Рассыпались по плечам алые волосы, личико испуганное, осунувшееся. По щекам катятся слёзы, которые она даже не стирала, спокойно капающие на грудь, ощущала, как всё ближе и ближе злое море. Давно уже была затоплена её каюта, пропали все её нехитрые вещички. Теперь же она ползла, вытекала из под двери в коридор, ища свою жертву. Лея знала, что вода за ней охотится, как за существом совсем с ней разное, а оттого чужое и чуждое, которое следовало бы уничтожить, чтобы и далее жить спокойно.
Логика огня понятна - ему никогда не ужиться с водой вместе. А если не ужиться, то кто-то должен победить. Там, где много огня нет жизни воде, если же речь идёт об язычке пламени, очутившегося на территории водной стихии, то его судьба предрешена.
Именно таким язычком пламени сейчас себя ощущала Лея, лишившаяся поддержки Энди. Хорошо ещё, что последних проблесков сознания, до того, как её полностью захватил Страх, хватило на то, чтобы двинуться в сторону юного археолога. Сейчас бы она уже не смогла никуда сдвинуться с места сама, полностью отдавшаяся липкому тягучему ужасу, страшному звуку плеска воды.
Дверь открылась внезапно, когда Лея уже и забыла, зачем здесь стоит и почему колотит по ней кулачками. Девушка уже даже не рыдала, просто тихо жалобно всхлипывала, как всхлипывает человек, который полностью осознал безысходность ситуации, примирился с ней морально, но от того не переставший бояться и жалеть себя. Ведьмочка уже попрощалась мысленно со всем белым светом, готовясь к долгой и мучительно смерти в огне, когда кулачок попал на что-то другое. Вместо деревянной двери, внезапно, на её пути оказалось что-то тёплое, мягкое. Инстинктивно огнёвка рванулась вперёд, стремясь если не спастись, то хоть выгадать немного времени до погибели. Лишь на краю сознания где-то промелькнуло узнавание Энди, выглядевшего сейчас тоже не лучшим образом, слегка заспанного, полураздетого. Вообще то, что юноша был заспан можно было определить в темноте потому лишь признаку, что реакции его были куда более мирные и медленные, чем в привычном состоянии повышенной активностью и шилом в пятой точке днём.
- Вода... - Всхлипнула Лея, прижимаясь к молодому человеку всем телом, пытаясь спрятаться от вездесущей стихии, которая, как казалось, уже почти до неё добралась. О приличии, о том, что она сейчас делает, что она вообще делает на пороге полураздетого юноши в одной нижней рубахе, она, разумеется, тоже как-то не сподобилась подумать. - Она пришла за мной...
Лея снова всхлипнула, дрожа всем телом, боясь даже оглянуться и увидеть, что происходит за её спиной, такой неминуемой ей сейчас казалась гибель.

0

24

Энди... он, пожалуй, удивился. Если, конечно, этим словом вообще можно описать ощущения, когда ты, еще не отойдя толком от приснившегося тебе то ли кошмара, то ли видения, то ли еще чего, посреди ночи открываешь дверь своей каюты, и вдруг тебя бьют кулачком в грудь, после чего врезаются в тебя всем телом, чуть не сбивая с ног (в этот раз, как с радостью отметил Ветрогон, его ловкость таки его не подвела!) и вцепляясь в тебя, подобно тому, как утопающий может цепляться за обломки доски – а именно такое и произошло, и археолог совершенно внезапно обнаружил, что на нем буквально висит в голос всхлипывающая Лея, которую, кстати, весьма серьезно колотит.
Несколько секунд ушло на то, чтобы осознать, что на корабль, кажется, никто все же не напал, и проблема лежит в немного другой области – то бишь смысла бежать, натягивать сапоги и хватать инструментрон с кнутом все же нет, а то у него уже такая мысль возникла. Впрочем, с пиратами, кажется, разобраться было бы все же чуть проще...
Энди совершенно автоматическим движением обнял плачущую ведьмочку за талию, крепко прижимая ее к себе, словно стараясь укрыть от всех страхов и бед – простейшая инстинктивная реакция.
- Никакой воды тут нет, чего ты? – чуть растерянно спросил он, продолжая обнимать Лею левой рукой, пальцами правой проводя по ее щеке, ощущая под немного загрубевшими от довольно своеобразной работы подушечками влагу ее слез. – Никто за тобой не пришел, не надо бояться. А если и придут – пусть только попробуют тебя забрать!
Ветрогон даже немного подбоченился, еще крепче прижимая к себе хрупкое тело огневки, начиная мягко гладить ее по теплым, словно шелковым волосам, запуская в них пальцы, давая девчушке почувствовать, что она тут не одна, и что никто не даст ее в обиду. И именно здесь, в темном трюме, посреди бескрайнего океана, вдруг невероятно четко и ярко вдруг проступил простой, болезненно-четкий ужас и погибель, которыми так любят стращать народ всевозможные святоши и предсказатели, но который нашел куда более правдивое выражение здесь, в простых эмоциях простой девчонки.
- Все будет хорошо. Обещаю, я никому не дам тебя в обиду, – негромко, но с непонятно откуда взявшейся в его обычно беспечном голосе твердостью и уверенностью произнес ей на ушко Энди, и в его руках вдруг появилась настоящая твердость, а линии лица заострились, когда через почти всегда доброжелательное выражение вдруг проступили другие, куда более жесткие черты – черты дворянина, черты наследника рода Ти-Нофаль, чьи дети всегда отличались буйством нрава и благородностью помыслов. – Поверь мне.

0

25

Сложно просто перестать бояться. Вот так взять и в один момент перестать чего-то бояться. Если же страх уже дошёл до уровня паники и истерики, то выпутаться из этой ситуации практически невозможно без помощи посторонних.
Ужас Леи было не описать словами, а чувствами... Ну... Ну это, видимо, должен был ощутить Энди, к которому в минуту сложную для себя бросилась девушка. Тут уже не объяснить, с чего вдруг этот юноша, которого она знала без году неделю, а и того меньше, вдруг казался ей самым надёжным и единственным, возможно, способом спастись. Может быть потому что он её вытащил от того самого шибко жадного до женских прелестей баронета, может быть из-за снятого с шеи антимагического ошейника или же оттого, что даже не подумал ругать за сломанный артефакт, может спасение из церкви, когда у девушки закончились силы. Может быть и всё сразу, может виной тому стало именно то, что молодые люди действительно были близки по духу в своей лёгкости и безбашенности.
Так или иначе, но огнёвка чуть притихла, оказавшись в объятьях археолога, прижимаясь к нему, боясь отойти хоть на шаг. Казалось, что один вид молодого светловолосого юноши отгоняет враждебную стихию. Сердце всё ещё колотилось с бешеной скоростью, норовя разорвать грудную клетку и вырваться на волю, чуть истерично ведьмочка всхлипывала, боясь повернуться и увидеть, что происходит у неё за спиной.
Волосы мягкой волной струились по плечами, напоминая даже в темноте огонь. Казалось, они немного светятся, хотя, быть может, это всего лишь казалось. Когда Энди запустил пальцы в волосы, глядя девушку, она невольно приподняла личико в его сторону, с мольбой о чём-то непонятном в глазах глядя на неожиданно спокойного юношу. Если бы огнёвка сейчас не была так занята вопросом о собственной сохранности от воды, она бы удивилась внезапному преображению археолога. Откуда ей было знать, что весёлый и несерьёзный мальчишка является сыном благородного лорда. Сейчас, впрочем, это было всё не так важно. Более серьёзные черты, проступившие на милом лице археолога, заставили Лею лишь сильнее прижаться, подсознательно чувствуя, что её не бросят, что её уберегут.
- Там... За моей спиной... - Девушка всхлипнула, обвивая шею Энди руками, лицом прижимаясь к его груди. - Вода, да?..
А подсознательно цеплялась за Энди, не желая сойти с ума, чувствуя в нём опору и защиту от той напасти, которая её преследовала. Неспокойная выдалась первая ночь на корабле. А сколько же их ещё будет?..

0

26

- Тут нет никакой воды, - постаравшись вложить в свой голос столько уверенности, сколько только смог, произнес Энди, чувствуя, как сильно вцепляются в его одежду пальчики Леи, вновь провалившейся в самую пучину паники, что было совсем-совсем неправильно. Не должна была эта рыжая, чуть несуразная девчушка дрожать тут от страха, не должна была – и все; во всяком случае, не до тех пор, пока есть такой вот простой археолог Энди, готовый защитить ее от любой опасности. Почему, можете спросить вы? С чего вдруг ему, человеку независимому, не склонному обременять себя лишними заботами и обязанностями, вдруг взваливать на себя такую ношу – заботу о душевном состоянии деревенской ведьмочки, которую он сначала вытащил из дворянского замка, потом – избавил от ошейника, а затем... ну, затем он дал ей обратить в пыль потенциально бесценный артефакт, но об этом не будем. В любом случае, с чего бы вдруг?
А вот на этот вопрос Ветрогон вам бы, пожалуй, не ответил. Максимум, чего бы вы от него добились – он расслабленно пожал бы плечами, развел бы руками в характерном жесте «ну что поделать» и, вероятно, спросил бы, имеете ли вы лично от себя что-то против такого расклада событий. Ну, в случае, если имеете – вот эти вот ребята вокруг, уже примеривающиеся, как поудобнее хвататься за тяжелые кружки и табуреты,  сейчас вам популярно, на пальцах объяснят, в чем конкретно вы не правы – да он и сам, конечно, в стороне не останется.
Уверенный, - без капли сомнения или волнения, которое сейчас было бы совершенно не к месту, - взгляд его глаз, сейчас напоминающих цветом талый лед на самых высоких пиках скал, в котором отражается небо, пересекся с полным неясной мольбы взглядом девушки. Его теплые, почти горячие после сна, крепкие руки человека, привыкшего полагаться на их силу, бережно гладили ее спину и голову, одновременно крепко обнимая, не оставляя ни шанса вырваться и оказаться наедине с окружающими ее страхами.
- Вода не проникнет сюда, - негромко произнес он, наклоняясь сильнее к девушке, почти чувствуя на своем лице ее сбивчивое дыхание. – Я не позволю ни ей, ни кому-нибудь еще забрать тебя. Ну же, рыжик, успокойся – тут нет никого и ничего, чего стоило бы бояться, пока я рядом.
Он мягко улыбнулся девушке и легонько коснулся кончика ее чуть курносого носика своим, ни на мгновение не разжимая объятий, похоже, не намереваясь отпускать девчушку, пока она не перестанет так трястись. Ну, если придется так сидеть в обнимку до конца плавания... чего в этом такого-то? Наш герой как-то сутки просидел неподвижно, пропуская мимо себя (а временами – и прямо над собой) выводок алмазных гадюк – а ведьмочка, в отличие от них, была теплой, уютной и приятной на ощупь, и, к тому же, даже если бы начала кусаться – то это, наверное, было бы даже приятно и ничуть не ядовито.

0

27

- Нету? - С некоторым сомнением в голосе, который, впрочем, стал чуточку спокойнее, более похожим на обычный. - А где же она?
Странный вопрос, но в голове Леи никак не укладывалось, что воды нет. Для неё вода всё равно была, но вопрос в том, где именно, как далеко от неё и что замышляла.
- А что с огоньком? - Тревога послышалась в голосе - она ведь собственными глазами видела, как каюта наполнилась пробившейся туда стихией. Пальцы непроизвольно разглаживали ворот рубахи Энди, цепляясь за его уверенность и спокойствие.
Паника действительно медленно и неохотно отступала, шипя и извиваясь, словно бы змея, которую согнали с нагретого солнцем камня, где она так удобно расположилась. Но на смену приходило ощущение опустошённости, словно бы её вывернули наизнанку, как дорожную сумку, вытряхнули всё, а потом снова вывернули. Ощущение не из приятных, что уж и говорить.
Девушка жадно хватала воздух, словно бы задыхалась, словно действительно оказалась под водой и не могла больше дышать. Волосы угрожающе вспыхнули под ладонями археолога, не причиняя тому вреда, впрочем. Как ребёнок, который никак не может остановиться после целого дня, полного приключений, но уже вытворяющий всё из-за усталости, ведьмочка горела, догорала, выплёскивая наружу последние силы, какие у неё оставались после панического страха и истерики. Живой факел, всё ещё остающийся в объятьях юноши, рассыпался искрами на пол каюты, но ничего не загоралась - до того, как огонь достигал пола, он уже гас, не имея сил причинить кому-либо настоящий вред. Глаза, обращённые к Энди, стали янтарного цвета, потеряв всю свою зелень, которые были ей присущи в спокойном состоянии.
Наверное, если бы кому-то взбрело в голову  сейчас заглянуть в каюту, зрелище его несомненно бы поразило - парень держал в руках живой трепещущий огонь, в котором, если приглядеться, можно было различить очертания женской фигуры. Пламя обхватывало и Энди, отделяя его от внешнего мира, словно бы пытаясь уберечь от чего-то снаружи, а может быть просто благодаря за поддержку.
Лея выдохнула, глаза постепенно зеленели, а пламя опадало. Вместе с ним почти стекала в объятьях Энди и ведьмочка, всё ещё как-то инстинктивно его обнимая за шею, смотря куда-то мимо него.
- Прости... - Осмысленным, но совершенно бесцветным голосом пробормотала девушка. - Я доставляю тебе столько хлопот...
Она едва слышно всхлипнула. Отходить от Энди ей было страшно, хотя она понимала, что сейчас надо будет отойти... Сердце почему-то болезненно сжалось, когда она представила, что сейчас ей придётся уйти, и она лишится ощущения той поддержки, которое возникало рядом с юношей.

0

28

Игра с огнем – весьма точное определение для большинства происходивших в жизни черного археолога событий, однако то, что происходило в данный момент, пожалуй, попадало под это определение весьма и весьма точно. Пара мгновений – и в руки Энди сжимали в объятиях уже фигуру не дрожащей от страха ведьмочки, но настоящей огненной фурии, глядящей на него пронзительно-серьезным взглядом янтарных глаз.
Впрочем, наш герой тоже был не лыком шит! Хоть он и чувствовал, как его обволакивает теплым, чуть удушающим одеялом жаркое пламя, почему-то не оставляющее своих меток на его одежде и коже, взгляд его был таким же безмятежным, с таящейся в его глубиной скрытой капелькой серьезности. И даже пылающее вокруг пламя, казалось, не могло смутить его или вывести из равновесия – ну, подумаешь, вокруг все горит, так не жжет же, в конце-то концов. И не такое бывало.
Картина, надо сказать, была завораживающей – Лея, окруженная пламенем, находящаяся в самом его сердце, обладала странной, потусторонней красотой. Так можно с восхищением наблюдать за пожаром, испепеляющим в своих объятиях целые городские кварталы, но, несмотря на всю полноту картины разрушения, невероятно прекрасным, таким, что ему можно простить за одну картину пляски изящных, ярких язычков пламени на обломках погрязшего в обыденности мира всю боль и разрушение, что он только способен принести, на самом деле не столько уничтожая, сколько очищая, освобождая место для нового, возможно, более светлого мира.
Наконец, бушующее вокруг пламя опало, словно его никогда и не было, и ведьмочка, до этого напряженная, как струна, буквально стекла в объятия Ветрогона, обнимая его за шею, снова начиная легонько подрагивать всем телом.
Опустошенность и безэмоциональность, что скользнули в чуть слышном голосе девушки, пожалуй, произвели на археолога куда более пугающее впечатление, чем только что бушевавший в каюте огненный вихрь – тот, по крайней мере, хотя бы отдаленно напоминал те проблемы, с которыми ему уже доводилось сталкиваться в своей жизни.
- Ерунда, - улыбнулся он краешками губ, чуть растерянно пожимая плечами – нельзя сказать, чтобы он в данный момент воспринимал возню с огневкой, как особые хлопоты. В конце концов, тут все вокруг – люди непростые, у всех свои проблемы и страхи... ну, за исключением самого бесстрашного Энди, конечно же! Как вы только могли подумать, что он чего-то боится? – Тебе нужно хотя бы немного поспать, рыжик. А ну-ка, пойдем...
Быстро обдумав сложившуюся ситуацию, он принял какое-то решение, и, легонько коснувшись щеки девушки горячими, сухими губами (и нет, он при этом не покраснел, это просто отсвет от ее медленно перестающих светиться волос такой был), обнял за талию левой рукой, правой подхватывая со своей кровати одеяло. В таком составе он уже довольно энергично, в своей обычной, не предусматривающей сопротивления увлекаемого объекта, манере провел девчушку обратно в ее каюту – впрочем, достаточно медленно, и все так же крепко прижимая ее к себе, давая осознать, что никакой воды там нет. Снова негромко затрещал, потихоньку разгораясь, огонек, почувствовавший, как в комнату входит так щедро делившийся с ним энергией парнишка – а сама Лея могла обнаружить себя в центре небольшого, но очень и очень деловитого урагана, в результате деятельности которого она вдруг оказалась мягко, но настойчиво уложена в кровать и накрыта своим одеялом, а сам Энди обнаружился сидящим на полу у ее изголовья, при этом крепко сжимающим ее ладошку и даже уже успевшим накинуть на себя стащенное из своей каюты одеяло.
- Ты спи, а я тебя охранять буду, - деловым тоном, явно не терпящим возражений, заявил он, мягко, каким-то совершенно кошачьим движением потершись щекой о ладонь ведьмочки. – Мимо меня и нашего огонька уж точно никто не пройдет!
Сделав такое заявление, он устроился на этом самом полу поудобнее, свернувшись, полусидя так, чтобы держать девушку за руку, не мешая при этом ей спать. Сам он, похоже, бодрствовать тоже не собирался – в конце концов, Энди Ветрогон славился своим умением заснуть в любых условиях, даже на весу, удерживаемый веревочной страховкой.

0

29

Сил у Леи, в общем-то, осталось совсем немного, поэтому особого сопротивления она уже оказать не смогла, когда Энди уверенно повёл её обратно в свою каюту. Она попробовала было заупрямиться и упереться, но это вышло настолько невнятно, что археолог даже  и не заметил. И всё же, шла огнёвка явно напрягшись, ожидая встречи с враждебной стихией. Пусть и не было у неё возможности вырваться и сбежать - юноша держал её пусть и бережно, но крепко, так что возможности внезапно изменить маршрут и броситься обратно в каюту Энди у неё не было. Внутри всё сжалось в комок. Девушка опасливо вглядывалась в темноту, каждый шаг делая через силу, надеясь, что всё таки благоразумие возьмёт над напарником верх и они вернуться в безопасную и сухую каюту.
Но её собственная, как бы то ни было странно, оказалась вполне в приличном виде. С подозрением во взоре она осмотрелась, пытаясь прикинуть, куда могла спрятаться вода, и почему следов её пребывания нет и даже приблизительно не наблюдается. Было всё весьма подозрительно, если бы она не была такой растерянной и уставшей. Энди же, казалось, всё нипочём, продолжал с присущей ему энергией наводить свой порядок. Со стола радостно курлыкал Огонёк - ведьмочка облечённо вздохнула, убедившись, что её позорное бегство совсем не навредило маленькому дружку. Ну хоть какое-то утешение, а то бы она ещё винила потом себя в том, что бросила маленький Огонёк один на один с водой, в которой он неминуемо должен был бы погибнуть.
Сама она не поняла как, но в какой-то момент обнаружила себя лежащей на кровати и бережно укрытой одеялом. Она бы удивилась, правда, но уж больно была уставшей. Она бы ещё поспорила с что-то говорившим Энди, но его слова звучали как-то глухо, ели пробиваясь сквозь уставшее сознание, смысл их с трудом доходил до девушки.
- Не надо охранять... - Сонно мямлила Лея, буквально на глазах засыпая, но машинально гладя Энди по лицу, видимо заподозрив в нём таки кошку. - Ложись спать...
Она потянула руку на себя, видимо желая забрать кошку в кровать, но на практике лишь подвинулась поближе к краю, опасно нависая и рискуя в любой момент упасть на пол каюты. Пальцы продолжали сами собой гладить археолога, а девушка уже погружалась в глубокий бесцветный сон, лишённых сновидений и тревог.

0

30

Порт близ Конверрера ==>

Судно прибыло в Конверерр к вечеру. На небе ещё не успели зажечься звёзды, но уже становилось темней. С пирса слышались знакомые звуки болтовни и весёлого гама. Кто-то кричал, чтобы безрукие идиоты осторожнее несли ящики. Народ спешил домой, чтобы успеть до темноты. В общем, ничего необычного, обыкновенная картина для моряка.
Первым делом Николас поговорил со стражником, который вёл учёт всех кораблей, спрашивая приезжих о цели их визита. Врать было незачем, поэтому пират честно ответил, что он здесь временно, наладить дела перед дальнейшим путешествием. Оформив всё по закону, он дал приказ собратьям отдыхать. Этой ночью можно было поспать здесь, в столице, раз уж судьба распорядилась так. Но у капитана были свои дела. Ему ещё нужно было найти нескольких людей.
Следующие полтора часа он провёл не на корабле, узнавая все подробности, касающиеся исчезновения капитана. Когда выяснилось, что всё услышанное до этого было правдой, Николас всерьёз начал думать о визите к своей старой знакомой. Это была молодая особа, которая выросла на севере. Но перед тем как прийти к ней, штурман ещё раз взошёл на корабль, чтобы найти помощника. Единственным, кто ему попался не занятым, оказался Фридрих.
- Идём со мной,- сказал пират парнишке.- Поищем того, кто поможет нам с капитаном. Район, в который нам надо, не очень благоприятный в это время суток. Мне может понадобится твоя ловкость.
Пират спустился на берег и направился с помощником на улицы. Вскоре можно было заметить изменения в окружении. Например, пышно украшенные дома начали сменяться блеклыми и серыми. В людях также чувствовались изменения.

==> Улицы и проулки

+1

31

Порт близ Конверрера====>>

Волны мягко качали судно, убаюкивая Фридриха. Ему снился луг, зелёный луг, где ветер колышет траву, где птицы разрезают синеву над головой…
Шум порта проник через щели, заполз под кровать и принялся будить юношу. Он приоткрыл один глаз, оценил обстановку, убедился, что корабль причалил, перевернулся на другой бок, но вскоре сел. Огляделся, вздохнул и решил прогуляться на палубу. Надеюсь, никто ко мне не пристанет, - подумал юноша, накидывая плащ на плечи. – Как там? Конверрер, столица… Ничего хорошего. Надеюсь, мы тут ненадолго.
Ветер свистел в ушах, порт шумел и грохотал. Фридрих поморщился и отвернулся к воде, словно хотел там что-то увидеть или ждал кого из глубин синих.
- Идём со мной, - откуда-то возник Николас. - Поищем того, кто поможет нам с капитаном. Район, в который нам надо, не очень благоприятный в это время суток. Мне может понадобится твоя ловкость.
Фридрих нехотя повернулся и последовал за моряком, гадая, когда же он успел влезть в новые потенциальные драки. А, я же собирался помочь… Ловкость? Значит, меня сочли ловким? Пусть, - думал парень, спускаясь на землю столицы и вспоминая свою встречу с демоном. Кто знает, может, меня тут помнят хорошо? – он сделал невозмутимое лицо и поспешив вслед за Николасом, мимоходом отмечая знакомые места. А вот и так любимые мной переулки… Может, даже мимо дома Шерра пройдёмся.
====>> Улицы и проулки

+1

32

Улицы и проулки ====>>

Николас слушал историю Фридриха молча. У парнишки была довольно тяжёлая жизнь. Значит, тот гном, который сидел с ним вчера в таверне, был или так называемым Кроданом или членом его группировки.
- А помогли ли разбойники?- задал в свою очередь вопрос пират. Ему казалось странным, что Фридрих не любил стражников, но к работникам ножа и топора почему-то присоединился, да и сейчас стремился вызволить того, кто вертелся в криминальных кругах. Неужели ненависть к не оправдавшему себя закону была сильнее, чем к злодеянию? Парнишка рассуждал, видимо, так. Разбойники были разбойниками и с них взятки были гладкими, но если ты поклялся защищать мирных граждан, а вместо этого утопаешь в грязи, то ты заслуживаешь большего презрения.
- Думаю, Рандольф был бы не против, если бы мы взяли на корабль нового члена,- переключился на другую тему Николас.- Хочешь, можешь стать матросом на "Чужом". Мы занимаемся перевозкой запрещённых вещей, изредка переключаемся на суда. Бывает, ещё изымаем важные вещички или выполняем чью-то работу. Но не думай, что быть пиратом, это то же самое, что быть убийцей или вором. Пират, как и воин, имеет особые взгляды на жизнь. Ценности пиратов – свобода и презрение к личным опасностям. Даже я не до конца всё понял.
Предлагая дело, штурман старался выбрать как можно более короткую дорогу к кораблю. Вскоре впереди показались высокие фигуры, одна из которых принадлежала Рандольфу. Только какая? Ночь была слишком тёмной, чтобы сразу понять.

Отредактировано Николас (23-03-2014 02:27:53)

0

33

Улицы и проулки  ====>>

- А помогли ли разбойники? - Фридрих согласно кивнул.
- Я смог найти заработок, честный, кстати. Гном учил меня боевым навыкам, он хотел, чтобы я участвовал в походах их банды, или хотя бы просто мог постоять за себя, - признался юноша. - Кое-чему ему удалось меня научить, но методы... И так всё время я слонялся по дворам и пытался хоть как-то заработать на кусок хлеба, а все прогоняли меня, так ещё и нападения таверны, когда я собираюсь спокойно поесть, - хмыкнул Фридрих. - В его методе есть польза, но я больше не хочу так учиться. Набеги... ну, что-то они отнимали, кому-то помогали, я плохо в этом разбираюсь. Зато внутри - семья, - парень знал, чего ему больше всего не хватает: он мог не есть, не пить, но рядом должен быть хоть кто-то знакомый, кто не закроет дверь.
И потому Мелисса, накормившая совершенно незнакомого ей юношу, сразу запала в душу. Это не любовь, это нечто иное, но именно это чувство приведёт однажды Фридриха к новой семье. Он посмотрел на Николаса: понял ли тот его? Ведь недавний знакомый просто так предложил помощь. И это очень много для худого юноши со взглядом потерянным.
- Думаю, Рандольф был бы не против, если бы мы взяли на корабль нового члена, - странник решил сделать деловое предложение. Фридрих покачал головой:
- Пока не отвечу. Давай сначала вызволим твоего капитана, а там решим, - торопить события не хотелось, мало ли, вдруг Рандольфу он не приглянётся.
- Ценности пиратов – свобода и презрение к личным опасностям. Даже я не до конца всё понял, - Фридрих улыбнулся: он подозревал, что есть правила, с которыми он не очень дружит.
- Что такое свобода - я ещё не знаю, а личные опасности... Ну тут тоже разные бывают ситуации. Я помогу с возвращение Рандольфа, а дальше - будет видно и вам, и мне, - юноша стал серьёзным: драка всегда была неприятна для него. Ловкий путь отступления - вот лучший манёвр. Главное, отступать с нужными вещами. Ведь зачем лить лишнюю кровь? У противника тоже где-то дом, семья, дети... И он останутся без отца? Нет. уж пусть лучше без большого куша. Пираты? По пути ли мне с вами? - юноша впервые задумался о том, к чему он вообще хочет идти. Может, сказывалось длительная трезвость.

0

34

Николас кивнул. После спасения Рандольфа, так после спасения Рандольфа. Только Фридрих не совсем правильно понял его. Свобода было нечто, что пираты понимали на уровне внутреннего восприятия, её нельзя было описать словами. Презрение к личным опасностям заключалось не только в готовности к риску, но ещё к тяге к неизвестному, даже если оно было предельно опасным. В общем, сложная тема. Штурман не стал продолжать её.
- Что за методы?- поинтересовался пират.- То представление в таверне было одним из них?
Сам разбойник медленно погрузился в воспоминания. Память о грустном выдала ему картины далёкого прошлого, когда он учился в академии магов и когда ещё жил со своими родными. Хорошее то было время, но потерянное, и Николас уже не хотел возвращать его. Кажется, он и так нашёл своё место в жизни, да и если ему и подчинялись магические потоки, и если он знал, из чего состояли фонари, то глубинные знания навсегда были для него потерянными. Назад дороги уже не было.
Вскоре двое мореплавателей, наконец, отыскали свой корабль. Они чуть не пропустили его, но благодаря внимательности, Николас опознал нужное здание напротив «Чужого» и ближайшие корабли к его судну. Пора было уже ложиться на ночлег. Завтрашний день обещал быть сложным. Штурман планировал сначала закупить продукты, а дальше уже выступить в поход.
- Выступаем завтра в полдень,- предупредил моряк.- До этого будет кое-какая работа.

Отредактировано Николас (23-03-2014 15:55:56)

+1

35

- Что за методы? То представление в таверне было одним из них? - Фридрих в ответ коротко кивнул.
- Метод прост: объявить за мою голову сумму побольше и посмотреть, что будет. Обычно разгром таверны и побег куда подальше, - объяснил чуть подробнее юноша, накидывая капюшон и отводя взгляд для верности. Однако Николас других подробностей вроде и не ждал, сам о чём-то задумался, пока Фридрих гадал, спросить ли про методы пиратов или не стоит - увидит в живую и сам всё решит. Второй вариант больше приглянулся ему.
- Выступаем завтра в полдень. До этого будет кое-какая работа, - предупредил замкапитана по прибытии на борт. Парень согласно кивнул и скрылся в своей каюте - подумать.
А мысли были о Мелиссе, которая так легко открыла дверь и накормила... В голове Фридриха это совершенно не укладывалось, он перебирал воспоминания, как шатался по знакомым, предлагал работать за еду, а те отводили глаза и отказывали. И как приняли у Кродана. В кругах "неправильных" людей всё было проще и честнее. Между ними. И надёжнее. Что ни говори, а гном убить его не давал и вообще, внимательно контролировал процессы тренировок. Особо парню не доставалось, что не скажешь о его соперниках. Просто другого пути у Кродана не было: Фридрих прекрасно находил отступные пути и самоликвидировался. Если только кому-то не требовалась помощь.
Однажды юноша гулял по городу и увидел, как некий субъект кота пинул с дороги. И тут Фридрих встал на защиту драного рыжего котяры. Когда слова не возымели действие, юноша доходчиво объяснил кулаками. А по приходу товарищей невежливого господина, поговорил и с ними. Да, потом им пришлось спасаться бегством с котом в обнимку, но пинатели кошачьи запомнили, что не стоит связывать с неадекватным пареньком.
Сон Фридриха был крепким и неожиданным: он уснул, сидя на кровати. И снилась ему улыбающаяся Мелисса.

+1

36

Фридрих рассказал о довольно странном методе обучения. Оставалось только понять, чему именно хотел обучить парнишку гном. Видимо, драке, потому что воровство никаким боком не лезло в стычки с матросами. А если так, то Николас не спешил обвинять вояку, ведь он не понаслышке знал, что для того, чтобы научиться чему-то сложному, нужно было не жалеть себя, и если такие методы казались бывалому воину правильными, то почему же это было обязательно не так. Но поделиться этими соображениями штурман не успел: парнишка поспешил уйти. Моряк, недолго думая, также направился в свою каюту. Вскоре уже должен был наступить новый рассвет.
Утро очередного дня началось с того, что зам капитана стал распределять обязанности между подчинёнными. Первым своё задание получил квартирмейстер: позаботиться о грузе, который нужен был в будущем для вида, другие были обязаны просто помогать грузчикам. Когда работа почти окончилась, Николас дал приказ готовить корабль к отправке. Вот-вот Конверрер должен был остаться позади. Но перед этим, на беду, случилась ещё одна неприятность.
Наблюдая за пирсом с высокого борта, штурман неожиданно увидел знакомых. Эти знакомые беседовали с рабочими доков, видимо, выискивая пиратский корабль. Нажав на плечо ближайшему соратнику, Николас пригнулся вслед за ним. Сейчас не стоило выдавать себя. По велению судьбы этим ближайшим оказался естественно Фридрих.
- Ты видишь тех пятерых, которые беседуют с тем полным парнем?- спросил пират у юноши.- Это охотники за головами. Они тупые, но очень жестокие и могут доставить нам проблем. Думаю, они здесь потому, что кое-кто так и не получил обещанных денег. Ведь Рандольф ускользнул! С ними не получится договориться. Думаю, их тут больше, поэтому время отплывать.
Вот только корабль «Чужой» не совсем был готов к отправке. Для этого нужно было ещё некоторое время.
"Проклятье".
- Нужно их отвлечь,- сказал моряк Фридриху.- Нас они знают в лицо, а тебя нет. Ты сможешь увести их? Например, укради что-то у них, нагруби, пусть погонятся за тобой, а сделав круг, возвращайся назад. Тогда корабль будет уже готов. Ты сможешь сделать это?
Штурман бросил на парнишку серьёзный взгляд. Сейчас только от него зависело, каким будет начало следующего пути – кровавым или же спокойным. Если тот откажется, пора было придумать запасной план. Например, основанный на магии.

Отредактировано Николас (28-03-2014 22:43:30)

+1

37

Хорошенько выспавшись, юноша с удовольствием умылся ледяной водой, подкрепился и вышел на палубу. Он помогал что-то куда-то таскать, не вникая в смысл происходящего: если переносишь грузы - лучше не отвлекаться на мысли, дабы не выронить или не поставить туда, куда не надо. Однако, постепенно суета стихала, у Фридриха выдалась свободная минутка, и он разглядывал порт с борта. Именно в этот момент Николас узнал нежелательных знакомых, попытавшись спрятаться за небольшим помощником:
- Ты видишь тех пятерых, которые беседуют с тем полным парнем? - юноша согласно кивнул, понимая, что это не к добру. - Это охотники за головами. Они тупые, но очень жестокие и могут доставить нам проблем. Думаю, они здесь потому, что кое-кто так и не получил обещанных денег. Ведь Рандольф ускользнул! С ними не получится договориться. Думаю, их тут больше, поэтому время отплывать.
Вопросительный взгляд Фридриха скользил то на охотников, то на странника.
- Нужно их отвлечь,- парень усмехнулся, кто бы сомневался. - Нас они знают в лицо, а тебя нет. Ты сможешь увести их? Например, укради что-то у них, нагруби, пусть погонятся за тобой, а сделав круг, возвращайся назад. Тогда корабль будет уже готов. Ты сможешь сделать это?
- Во всяком случае, попробую, - кивнул он и надел капюшон: нечего лишний раз светиться.
Утренняя пробежка, почему бы нет? - идея понравилась Фридриху, главное, чтобы не дошло до размахов кулаками. Незаметно покинув корабль, парень затерялся в толпе, придумывая, чем заинтересовать весёлую пятёрку. Кошелёк прямо в руках, зря. Мне ведь всё равно пригодятся финансы, - улыбнулся он, подходя ближе и делая вид крайне спешащего человека.
- Простите, - как можно вежливее отозвался Фридрих, толкнув будто случайно громилу с кошельком и прихватив заодно падающий кошелёк. - Очень тороплюсь, - и быстрым шагом направился прочь, пряча деньги.
- Эй, поаккуратнее нельзя? - возмутился охотник, недовольно скривив лицо. - Стой! Стой, кому сказал! - именно это стало сигналом для ускорения Фридриха - громила понял, что его обчистили, один из пятёрки бросился в догоню - Погоди, я позже переговорю. Он украл мои деньги, - оставшиеся переглянулись, решив, что и один справится с парнишкой.
Так, на хвосте один. Это хорошо, - пара петлей между улиц - он укрылся за углом, выставив подножку и приготовив кинжал. Светлый плащ в утреннем свете хорошо сливался с бежевой штукатуркой дома, потому Фридрих был не замечен и... громила повержен на землю, а кинжал - воткнут в спину. Сделав шаг назад, юноша прикусил губу: мужчина не шевелился. Вытерев оружие о одежду поверженного, Фридрих спрятал кинжал и откатил тело ближе к дому. Вокруг никого не было. Перестарался... - думал парень, возвращаясь к порту.
- Простите, я, кажется, взял что-то у вас, - издалека обратился юноша к четвёрке охотников за головами. Те переглянулись. Пятого нигде не наблюдалось.
- Малыш, ты мне совсем не нравишься, - ещё один отделился от группы и направился к Фридриху. Тот стоял спокойно, словно ни в чём не бывало, скрытый под капюшоном.
Подойдя совсем близко, мужчина протянул руку:
- Давай сюда, - вместо кошелька, он получил в открытый бок и сам лишился сумки на ремне. Надо ли говорить, что маньяк пустился в новый круг, заранее подумав, что мимо трупа бежать не будет.
- Держи его! - все четверо бросились за юношей, светлым пятном мелькавшем между улиц и удивлённых прохожих.
- Труп! Здесь труп! - кто-то переполошился совсем недалеко. - Нашли. Бежим дальше. А сумка тяжёлая... надеюсь, там есть что-нибудь стоящее, - размышлял Фридрих, юрким зайцем убегая от преследователей. Просто погоня его не утомляла, главное - не драка. Навернув пару кругов и запутав следы, юноша вернулся на корабль.
- Всё готово? - запыхавшись, спросил он у Николаса.

+1

38

В то время как Фридрих ускользнул с корабля, Николас, согнувшись, перекочевал подальше от борта, отдавая приказы то тут, то там. У команды было всего несколько минут. К счастью, паруса успели правильно выставить ещё утром, иначе было бы больше мороки. А так лишь немного их подправили. Помимо этой работы была ещё и другая. Некоторые разбирались с канатами или грузом, другие бегали из стороны в сторону, помогая товарищам. Никто не стоял на месте. К счастью, команда успела закончить дела вовремя. Когда Фридрих снова очутился на палубе, судно было уже готово.
- Да,- ответил парнишке штурман.
"Чужой" начал медленно отплывать в неизвестность. Прямая угроза от охотников временно пропала, но нельзя было слишком рано расслабляться. Если за головы друзей Рандольфа была назначена приличная награда, наёмные убийцы могли погнаться за ними и в море.
- Я их вижу,- сказал Николас, глядя на пристань, когда корабль отплыл на приличное расстояние.- Нас им не достать, даже если они найдут свою посудину.
Атмосфера на корабле начала разряжаться. Многие довольно перешёптывались, радуясь, что кого-то обставили.
- Мы тебе благодарны,- обратился штурман к гостю.- Хочешь, можешь спуститься в трюм и попросить у кока всё, чего захочешь. Скажи, что позволил Ник.
Предлагать что-то иное, наверное, было напрасно, ведь Фридрих, пока бегал, и так обзавёлся чем-то ценным. Напоследок похлопав парнишку по плечу, Николас ушёл в каюту. Ему ещё нужно было наладить курс – таковой уж являлась его настоящая работа.

==> Серые холмы

Отредактировано Николас (29-03-2014 17:09:42)

0

39

Николас ответил утвердительно, и судно отчалило.
- Я их вижу. Нас им не достать, даже если они найдут свою посудину, -  юноша удовлетворённо кивнул и ещё раз выдохнул, терзаясь мыслью, сказать ли, что одним преследователем стало меньше или нет. Мы ведь всё равно уплываем? Так чего жалеть? Сам виноват. Я не собирался убивать, - маньяк пытался сам себя успокоить, ведь в очередной раз он принёс смерть. Но что поделать? Такова жизнь. Либо ты, либо тебя.
- Мы тебе благодарны. Хочешь, можешь спуститься в трюм и попросить у кока всё, чего захочешь. Скажи, что позволил Ник, - Фридрих отрицательно замотала головой. Николас похлопал его по плечу и ушёл. Юноша бросил взгляд на отдаляющийся порт и вернулся в свою каюту. Есть совершенно не хотелось.
Он бросил кошель и сумку на кровать и сам было завалился, как что-то выпало из украденного кошелька. Это не деньги... - странный предмет привлёк внимание юноши, на время заглушив муки совести. - Медальон... - Фридрих открыл его и... замер. Он уже видел этот медальон. И слишком хорошо его знал.
То был медальон его матери...
Погрузившись в воспоминания, юноша воскрешал в памяти лица напавших на лавку и нашёл... нашёл одного, который хладным трупом стерёг улицу Конверрера.
- Значит, я всё правильно сделал, - юноша надел медальон и забылся нервным сном.
=====> Серые холмы

+1

40

<-- Улицы и проулки
- Я не очень сильна во всем этом, - откровенно и честно призналась девушка, - От меня нет никакой пользы даже по части магии. Разве, что я могу точно привести к источнику воды. И то не факт, что выбранный мной путь будет самым безопасным, но зато он будет самым коротким, - наверное, ему будет не интересно слушать о том, что из воды она умеет еще разные подвижные фигурки создавать, а еще обладает красивым голосом, который зачаровывал любого из слушателей.  Во дворце она часто пела, а тут ей почти не выдается такой шанс.
Наконец-то они вышли из череды проулков, морской воздух окутал девушку своим неповторим ароматом, заставляя желать драконессу все сильнее приблизиться к воде, почувствовать ее прохладу. Но вот прямо тут было бы не разумно идти и прыгать в воду. Пришлось отогнать сие желание.
- А то я не знаю...., - произнесла темноволосая, - Ради этого и клетки из золота создают, и как только не изощряются. Живые мы еще ценнее, нежели мертвые, - поежившись, передернув плечами, - Ту чашку? О чем это ты? - у нее был хороший слух, хотя в таком шуме удивительно было вовсе хоть что-то услышать. Жизнь в порту кипела.
- Так что же ты хотел найти, Даймон? - Элка посмотрела на своего спутника и одарила его очаровательной улыбкой, - Может расскажите?
"Ага, так он и расскажет. Не дурак он, чтоб любой встречной рассказывать."
Но все же стоит попытать удачу. А вдруг она сможет его очаровать и узнает что-то еще. Все же его слова невольно заставили девушку вспомнить об артефакте, может он его тоже ищет. Даже если и так, выгодно пойти на поиски вдвоем, главное потом заполучить его первой.
- И так...нам нужно попасть на корабль, верно? - девушка окинула взглядом все корабли, что были в видимости, все они разные, какие побольше, какие поменьше. У каждого свои флаги, но какой же из них подойдет для них?!
- Деймон, а ты уже плавал? Я же могу положиться в выборе судна для путешествия на тебя?

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC