Вверх страницы

Вниз страницы

Знак Рас: наследие Синиструма

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Знак Рас: наследие Синиструма » Пробы на роль » Пробный флэш. Арториас и Калисса


Пробный флэш. Арториас и Калисса

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Южные пляжи Криперии.
Призрачный корабль прибыл из Обливиона, неся на борту Рыцаря Смерти, и его слугу.

Отредактировано Artorias (29-10-2012 21:23:53)

0

2

Туман. Белое марево плотным облаком закрывало водную гладь, не пропуская сквозь себя ни единого луча солнца. Молочная стена непроглядного дыма сплошной стеной накатывала к берегу, словно волна. Но, не смотря на тяжесть этой волны, полотно воды было пугающе глатким. Грозные, неспокойные, неукротимые волны, разбивающие голову о прибрежный песок сейчас утихли, испуганно вытнувшись зеркальной поверхностью воды.
Но не только необычно спокойные воды навеивали ощущение чего-то ужасно неправильного. Птицы, вылетающие на ночную чистку пищевой цепи, куда-то исчезли, и даже далеко за горизонтом небыло слышно их разноголосого вопля. Ветер, буйный разбойник, склонился к песку, и не найдя в морском бризе поддержку, разтворился в тишине. Тишина. Тишина застилало это место. Казалось, что тишина пожрала все звуки, когда либо бывшие здесь. Тишина зловещая, тишина огромная, тишина липкая. Тишина тонкой пленкой покрыла волную гладь, матовой пеленой закрыла небо.
Тишина предвосхищала что-то невообразимо неправильное.
Сначала в белом мареве появился черный как пустота череп. За черепом - матовый нос корабля разрубил туман подобно ножу, прорубавшему себе путь в пучке ваты.
Да, этим чем-то неправильным оказался корабль. Пропитанный насквозь тьмой испанский галеон её вличества императрицы, получивший в своей новой жизни имя "Отчаянье".
Отчаянье пришло в этот мир.
Сквозь белый туман, скрывающий воды Обливиона, окутанное тьмой, сотканное из трупов и с парусами из человеческой кожи, "Отчаянье" медленно двигалось к берегу.
Бесшумно. Даже снасти не трещали. Корабль, идущий между мирами, пришел в новый мир тихо, как приходит сама смерть.
На верхней палубе, молчаливым исполином стоял он, окунув свою голову в бездонный океан мыслей. Шлем-капюшон был откинут, и миру открывалось его отмеченное смертью лицо. Ободранные губы, впалые щёки, глубокие черные впадины заместо глаз, шрамы и царапины, седая шапка волос. На плечи была накинута теплая накидка с  высоким, пушистым воротником из седого меха неизвестного этому миру животного, руки покоялись на рукояти воткнутого в землю перед ним меча. Весь облик рыцаря буквально излучал задумчивость. Глубочайшую погруженность в темнейший омут темнейшего разума.
В такие моменты, Арториас отчетливо слышит тьму. Тьма поет ему песни о пустых городах, и он видит их перед собой. Тьма расказывает ему о снежных равнинах, где будет гореть огонь. Шептал мне рёв умерших и умирающих. Нотами шли ему в уши отчаянье и безысходность. Тьма любила такие миры. Арториас любил такие миры. Миры декаданса, миры развращения, миры, в которых сама магия медленно-медленно прогинается по тяжестью смертных грехов. Золотые дворцы аристократов, и залитые отбросами трущебы. Душегубцы в манжетах и позолоченных фраках, ничуть не чище грязных разбойников с улицы, и бледные пальцы испачканы в крови не меньше чем потные ладони убийц. Мир гниет начиная с головы.
Матово белое лицо Арториаса отпустила дымка задумчивости, и рыцарь смерти поднял глаза, выискивая на борту корабля своего миньена.
Земля уже близко. Воздух нес на своих перьях запах живых.

Отредактировано Artorias (29-10-2012 21:23:36)

0

3

Плотное, белёсое марево тишины обнимало и обволакивало собою воду, тянуло серые полупрозрачные тенёта к суше, цеплялось за них и зарывалось в почву, укрепляясь на земле. Тишина охватывала всё, до чего смогло дотянуться, всё, что смогла под себя подмять, и тут же пожирала все звуки, словно её терзал вечный голод, который она не может утолить от самого сотворения мира. Такой уж она была создана неведомым Творцом - ненасытной, вечно голодной пожирательницей звуков. В ней не было места ни малейшему колебанию, а появись таковое, то оно моментально было бы поглощено.
Она путешествовала по всем уголкам мироздания и отовсюду её гнали. Так отгоняют от своего дома прокажённого, пряча подальше от него детей и брезгливо морщась. Ею брезговали, её презирали, её прогоняли пьяными голосами, пощипыванием струн, руганью и нежными нотами, смехом и плачем... Что только живущие не делали, чтобы прогнать её. Они готовы были грызть глотки друг другу, чтобы только слышать хоть что-то, пусть это будет даже шипение и хлюпанье горячей крови самого близкого друга. Только бы было хоть что-то что можно услышать, кроме всепоглощающей, играющей на нервах и неторопливо перебирающей извилины мозга, тишины. Она долго скиталась, стараясь найти то место, которое она могла бы назвать своим домом, где бы её приняли с радостью, словно мать... И она нашла. Обливион, королевство тьмы и обречённости, царство мёртвых и империя вечного покоя...
И сейчас тишина не хотя выпускала корабль. Она сопровождала его сколько могла, укрывая рваными крыльями тумана и защищая от такого враждебного мира. Она отгоняла все звуки и всех, кто мог эти звуки издавать. Пусть идут прочь, бегут со всех ног, пока ещё могут, пока ещё есть чем идти и бежать. В этот момент казалось, что стоит напрячь слух и ты сможешь различить скрипучий, злорадный смех... Так смеялась тишина. Она-то знала, кто стоит на корабле и всматривается в даль. Она-то знала кто сопровождает его в этом путешествии. Она знала и то, для чего они сходят в этот мир, и не могла сдержать удовлетворённой улыбки. Тишина посмотрела на того, кого она сопровождала.
Высокий и бледный, в чёрном облачении он обернулся, выискивая кого-то на корабле и эта кто-то не замедлил себя ждать. Она не издала ни единого звука, только в плотной туманной дымке полыхнули ярко-алые, горящие капли глаз. Капли становились больше, приближались, пока в тумане не появились рваные очертания их обладательницы. Сероватая кожа, длинные тёмные ногти, больше походившие на когти, колыхающиеся и чуть развевающиеся от каждого шага слегка вьющиеся тёмно-серые волосы, подрагивающий на лбу амулет с начертаниями на языке мёртвых. Калисса медленно подошла к своему господину, задрала голову, посмотрела в его пустые глазницы и привычным движением наклонила голову на бок. Как только её левое ухо почти коснулось левого же плеча, её губы тут же перечеркнула широкая улыбка, обнажающая ряд острых зубов. Улыбка никак на нормальную не походила, скорее эта улыбка вызывала стойкое желание отшатнуться и убеждала в полной психической невменяемости её обладательницы.
- Звали... мастер?..

0


Вы здесь » Знак Рас: наследие Синиструма » Пробы на роль » Пробный флэш. Арториас и Калисса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC